Реплика: рабочие моменты страхового эксперта

Момент из обыкновенного рабочего дня страхового эксперта — обсуждение процесса взаимодействия со страховой компанией и клиентами. Приоткрываем дверь на «кухню» Insurance Team.

>> Прослушать аудиоверсию этого выпуска

Михаил Михеев: [прим. — идет обсуждение сделки по страхованию имущества клиента] ...и дом не закрыт, получается.

Если там забора нет, для них [страховой компании] это означает, что дом открыт. Значит, клиент по умолчанию создал условия, по которым страховая в минусе. Из-за того, что у него часть территории не огорожена, он увеличивает степень возможного риска, убыточности.

Они [страховая компания] считали, что дом не достроен. Клиент валил лес в сентябре, а строил дом в декабре. Бревно было сырое. Площадь дома примерно 250 м², один этаж. Представляете, какой большой дом? Должна произойти усадка, дерево должно высохнуть. Клиент специально сделал в доме технические отверстия.

Страховая компания считает, что это — возможность, например, подплыть туда на лодке, кинуть туда бутылку с зажигательной смесью, которая может загореться.

Я сказал [страховщикам]: «Вы можете просто сказать мне тариф? Сколько нужно денег? Клиент либо согласится, либо нет». А они: «Тут вот такая сложность. Может он заколотить [отверстия]? Потом восстановит всё, как было».

— Подождите. Заколотить для чего? У вас в правилах написано, что щелей и технических отверстий быть не должно.
— Да.
— Если он заколотит, потом снимет, туда приедет эксперт, сделает фотографию, а у него этого [отверстий] нет. Вы же скажете, что этого не было?
— Ну да.
— Зачем заключать сделку только ради того, чтобы с клиента деньги получить? Это как-то нехорошо.

Они долго не могли это официально согласовать. Потом позвонили мне и сказали, что согласовали. Я ответил: «Всё, выпускайте договор». Клиенту озвучил [сумму]: 30 тысяч. Дорогое строение — 5,5 миллиона он потратил. Они давали за страховку 30 тысяч.

В итоге они мне говорят, что все согласовали. На что я отвечаю: «Присылайте [договор], сейчас закроем сделку». Они не присылают.

Проходит неделя, полторы. Клиент говорит: Михаил, я сейчас уеду на симпозиум, через неделю вернусь». Я говорю: «Да, отлично». Он со мной с 2010 года работает. Сказал мне: «Да, Михаил, все нормально, ждем».

В итоге я бодался 2 месяца. Написал им: «Ребят, я не могу, надоело. Обратной связи нет». Когда начальник сказал, они засуетились. Один позвонил, второй. Однако, абсолютно ничего не произошло.

Потом они сказали мне: «Дайте клиенту ответ хоть какой-то».

На что я ответил: «Вы же не даете мне этого сделать.
Вы же делаете так, чтобы я оттягивал окончательное решение. А как я буду оттягивать? Клиент скажет, что агент какой-то непрофессиональный.
Это не очень хорошо».
Понятно, что я сделаю таким образом, чтобы и клиент был доволен, и страховую компанию «в грязь не окунуть».
В итоге я сказал: «Ребят, я выйду из группы [внутренний чат со страховой]. Я честно не хочу терять ваше время. Я буду своей деятельностью заниматься и все».

Кто-то там написал: «Знаете, я слышал про этого агента. Я могу сказать, если такой человек из этой группы уйдет, то смысла в этой группе нет. У таких агентов нужно учиться развивать этот рынок. Если таких агентов не будет, то рынок не будет ничего из себя представлять».


Мы всегда на связи. Для того, чтобы получить дополнительную информацию и подобрать вариант страхования, напишите нам напрямую с помощью приложения для Android.