История страхового эксперта Insurance Team

Ins-team_podcast_expertiza

Представляем вашему вниманию первый выпуск тематической передачи о тонкостях рынка страховых услуг. Его мы решили сделать ознакомительным и рассказали историю нашего страхового эксперта. В последующих выпусках мы будем говорить об ОСАГО и КАСКО, страховании имущества и многом другом.


Текстовая версия:

Дмитрий: Мы сегодня разговариваем с Михаилом Михеевым. Я являюсь клиентом его компании – страхового брокера Insurance Team, и по мере работы с Михаилом решил, что будет очень интересно поговорить про то, как устроен его бизнес: про его подход к работе, его клиентоориентированное мышление, про то, как он создавал свой проект. Я думаю, что стоит начать с хронологии, поговорить о том, как ты пришел к тому, чем ты занимаешься сейчас, что для тебя является основным в этом деле.

Михаил: Давай начнем с самого начала. Жил-был простой парень, закончивший институт, отслуживший в армии – человек, который потенциально готов трудоустроиться. Но основная проблема, которая существует среди всех молодых специалистов, – в какую сферу себя направить и чем заняться в дальнейшем.

У меня, как и у любого другого, возник такой же вопрос. Так сложилось, что один хороший человек порекомендовал обратиться к своему другу, который занимается страхованием – автомобильным, имущественными видами страхования – и предварительно, соответственно, пройти обучение. Изучить этот страховой продукт, чуть-чуть познакомиться с рынком и, если все сложится благополучно, потихонечку делать первые шажки.

Дмитрий: То есть это была работа непосредственно в страховой компании?

Михаил: Изначально я даже не предполагал, в каком именно русле будет проходить эта работа. Я являлся на тот момент потребителем услуг страхового рынка, будучи владельцем автомобиля отечественного производства, и обязан был каждый год заключать договор ОСАГО. Все мои познания о страховом деле ограничивались исключительно знанием, что есть зеленая бумажка, которую нужно показывать сотрудникам ГАИ на постах ДПС, что есть какие-то риски, гражданская ответственность.

Так случилось, что меня направили на обучение в офис одной достаточно известной страховой компании. Я проучился там неделю, закончил стажировку и получил от них предложение о дальнейшем трудоустройстве на должность обычного менеджера по продажам страховых услуг. Мне предложили работать на «обзвоне» – совершать «холодные» звонки, обзванивать чужих клиентов и предлагать им заключать договора страхования.

Дмитрий: Эта работа – по сути, первая ступенька в страховой иерархии или на этом уровне есть еще какие-то интересные должности, вакансии?

Михаил: Интересных вакансий было много, но страховая компания ограничила для молодых специалистов возможность соискания должности на других уровнях. Я начал с самого начала, самой простой позиции – с работы в офисе страховой. Вернее, не начал, а получил предложение: «Подумайте, будете вы работать в этой отрасли или не будете, как пойдет».

Прибыл в офис страховой компании. Озвучена была совершенно символическая заработная плата и спектр обязанностей, которые я должен был выполнять: работать с 9 утра до 6 вечера, приезжать каждый день в Москву, то есть постоянно ездить в центр города.

Достаточно престижный офис, хороший коллектив, но, честно говоря, меня очень смутило то, что, когда я проходил собеседование, в компанию приехал человек, недовольный качеством предоставляемых ею услуг. Он ругался в офисе, и ему никто ничего внятно обьяснить не мог. Говорили: «Не нравится – обращайтесь в суд». Сама по себе обстановка была угнетающая.

Поэтому, с одной стороны, предложение «зацепило», а с другой стороны, у меня возникло отторжение, начал копиться негатив. Я понимал, что работа с клиентом будет изначально предполагать достаточное количество конфликтных ситуаций, которые нужно будет как-то пытаться разрешить.

В итоге голову мне особо ломать не пришлось. Я отказался трудоустроиться в офис страховой и решил поискать что-то, так сказать, более глобальное. Изучив статьи в интернете по страховому делу, я понял, что на рынке кроме самих компаний есть так называемая ниша страховых брокеров – страховых агентов, посредников, которые предлагают услуги не одной страховой компании, а ряда компаний, тем самым предоставляя более широкий выбор для своих потенциальных потребителей.

Закинул резюме, и буквально через 15-20 минут со мной связался человек – заместитель генерального директора одного страхового брокера. После двух собеседований – с сотрудником компании и генеральным директором – мне предложили выйти на работу уже на следующий день.

Дмитрий: Получается, что к этому моменту у тебя уже были сформированы некие ожидания и собственные намерения, которые ты хотел бы реализовать, поработав в одной из страховых компаний?

Михаил: В страховой компании я не поработал, но, тем не менее...

Дмитрий: Удалось посмотреть «кухню».

Михаил: Да, «кухню» мне показали за неделю пребывания в страховой. Азы, минимальные знания я получил и, в принципе, понимал, что эти знания нужно умножить раз в 10-20, но, тем не менее, был готов впитывать информацию: очень хотелось начать работать, зарабатывать, копить на создание семьи и так далее.

Дмитрий: Когда ты пришел в эту компанию, увидел ли ты контраст между размерами брокера и страховой? Разницу в количестве сотрудников, объеме бюрократических процедур. Насколько ты становишься ближе к клиенту, работая в брокере, насколько быстрее ты можешь решать его проблемы?

Михаил: На самом деле это был один из кульминационных факторов, благодаря которому, собственно говоря, я и принял положительное решение начать карьеру именно в страховом брокере.

Их штат составлял на тот момент не более пяти сотрудников, среди которых был курьер, который вообще ничего не понимал в страховании – просто отвозил договор из офиса до клиента и возвращался обратно. Я понял, что по любым вопросам могу связаться непосредственно со своим начальством – между мной и руководителем было буквально несколько человек.

Дмитрий: Как долго ты там проработал, менял ли компании, и что произошло дальше?

Михаил: В брокере проработал буквально 7-8 месяцев. За это время в моей жизни произошло достаточно много перемен в плане карьерного роста. Время пролетело быстро. За этот период я научился понимать страховой рынок изнутри благодаря своему наставнику, который и послужил отправной точкой моего дальнейшего становления.

Так вот, когда я пришел, в брокере работало 5 человек. Буквально через 4-5 месяцев работы руководители другого достаточно крупного в Московском регионе брокера и моего работодателя приняли решение объединиться. Мы объединились с ним, создали усиленную компанию, которая работала уже в нескольких направлениях.

У нас появилась возможность получать «холодных» клиентов. Мое направление работало исключительно с клиентами, которые приходили к нам через рекламу в поисковиках. В итоге за счет хорошего сервиса мы за полгода увеличили свой клиентский портфель в разы.

Возвращаясь к тому, с чего начали: наш брокер и компания-партнер хотели идти дальше. Но в какой-то момент руководители что-то не поделили. Было принято решение мирно расстаться, и мы переехали в отдельный офис. К тому моменту у нас в штате было уже, наверное, человек 20-25. Я развивал свое направление, выступал как руководитель отдела интернет-продаж.

Буквально еще месяц, и я принял решение, что пора все-таки делать свой проект и перестать быть зависимым от кого-то. Ряд идей, которые мной выдвигались, не поощрялись: у меня было свое видение того, как должен проходить весь рекламный процесс компании, как формировать ее бренд. Я вкладывался в работу, пытался что-то донести до компании, но безуспешно.


Дмитрий: Расскажи о том, что такое работа в страховании. Это же не классическая офисная рутина, когда ты пришел на работу в 10 часов утра и вышел в 6 вечера. Человек может попасть в аварию и в час ночи, и в три утра – у страхового агента должна быть круглосуточная связь с клиентской базой и готовность решать любые вопросы, связанные с защитой интересов клиента.

Михаил: Да, страхование, как я это вижу сейчас, спустя уже 6 лет, на самом деле, не сильно отличается от любой другой сферы деятельности. Если ты хочешь быть лучшим, зарабатывать больше, хочешь, чтобы узнавали твой бренд и приходили к тебе, нужно вкалывать. Точнее, не вкалывать, а пахать. И не так, как пашут все – трудятся с 10 утра до 6 вечера с перерывами на обед.

У меня рабочий день начинался в 6 утра. В 7 мне уже могли звонить клиенты, спрашивать,  как правильно оформить страховое событие, какие нужны документы. Соответственно, никаких полноценных перерывов на обед у меня не было. Можно было бы организовать перерывы – не брать трубку, не перезванивать клиентам своевременно.

Но я понимал, что это может негативно отразиться на самой компании, которая была создана не мной. Я погружался в работу на все 100 и был в работе полностью. И этот подход через некоторое время стал приносить плоды.

Дмитрий: Работа в таком режиме, по сути, позволила тебе мыслить чуть шире стандартного сотрудника, который просто выполняет свои обязанности. Поэтому ты решил сделать свою компанию и организовать своего брокера?

Михаил: Само по себе словосочетание «страховой брокер» в России я бы не стремился применять по той простой причине, что полноценных брокеров на рынке буквально раз, два и обчелся. Есть огромное количество страховых агентств, которые выдают себя страховыми брокерами, – не скажу, что это плохо, и они вводят людей в заблуждение.

Такова специфика нашего страхового рынка: далеко не всегда иметь одну компанию, которая выступает как посредник между страховой и клиентом, выгодно с точки зрения зарабатывания денег. В большинстве случаев выгоднее создать несколько юридических лиц: не только ООО, но и иметь статус индивидуального предпринимателя, прямые агентские договоры.

В целом я дошел до того, что необходимо делать что-то свое. У меня были уже какие-то мысли по этому поводу, я приблизительно видел, как должен выглядеть свой собственный логотип, бренд. Я понимал – мне нужны были люди, которые смогут меня поддержать, те, на кого я смогу опереться, кто при необходимости сможет мне подсказать что-то, посоветовать. И совершенно случайно я нашел человека, с которым у меня сохраняются хорошие рабочие отношения – это мой компаньон, Николай, с которым мы и по сей день делаем одно общее дело.

Дмитрий: Если кратко, можешь рассказать, в чем суть этого бизнеса? Почему он интересен тем же страховым компаниям и почему он интересен тебе как бизнесмену?

Михаил: С точки зрения страховых компаний мы – бесспорно, неотъемлемая часть их механизма. Мы – люди, которые ищут покупателей страховых услуг, к которым люди не приходят самостоятельно. Мы должны найти клиента, рассказать о себе: что мы можем, что знаем, какие цены готовы предложить. А потом уже документы клиента направляем в страховую компанию.

Мы позволяем страховым не тратить много денег на рекламу. Им достаточно привлечь хороших агентов, которые смогут искать клиентов самостоятельно… Как говорится, волка ноги кормят. Вот так и у нас: чем больше мы будем двигаться, чем больше мы будем общаться, входить в прямой диалог с потенциальным клиентом, тем, возможно, отдача и результат будут выше.

А с точки зрения нас, как страхового брокера, это, бесспорно, достаточно интересный проект. Как выяснилось в дальнейшем, на страховом поприще есть огромное количество компаний, которые составляют нам конкуренцию, но единицы из них предоставляют действительно качественный и понятный каждому потребителю сервис.

Например, процесс ценообразования у ряда агентов совершенно непонятный: к примеру, тариф страховой компании – 50 тысяч, а люди предлагают клиенту договоры за 100-200 тысяч. Клиент, найдя нас, понимает что переплатил, потому что мог через нас заключить  не посреднический, а прямой договор со страховой компанией. Сэкономив деньги и получив при этом разумный сервис и консультации.

Если у него возникает необходимость в урегулировании страхового события, с нами он понимает, как выстроен этот процесс от начала и до конца. Если он чего-то не понимает, он с нами советуется. Если мы чего-то не понимаем, мы всегда уточняем у первоисточника, вникаем во все тонкости и пытаемся помочь, тем самым сохраняя клиента у себя и выстраивая свою репутацию. Если все эти параметры будут совпадать, то на выходе мы получим достаточно интересный готовый проект, что мы и имеем на сегодняшний день.

Дмитрий: Какие на момент создания компании ты видел проблемы, в решении которых хотел бы помогать пользователям?

Михаил: Проблем было достаточно много. Основная сводилась к следующему: человек продает страховую услугу, будучи сотрудником брокера, через месяц, два, три происходит какое-то событие, звонит клиент и выясняет, почему страховая компания до сих пор не получила денежные средства по данному договору. Эту проблему я хотел искоренить, хотел, чтобы клиент всегда находился во взаимосвязи с агентом, мог обращаться напрямую в страховую компанию, получать качественные услуги.

К моему большому сожалению, не каждая страховая компания изначально выстаивает правильный бизнес, порой нанимает совершенно не тех людей. Там недорабатывают, здесь недорабатывают: иногда приходилось банально работу страховой выполнять самостоятельно. Не просто говорить клиенту: «Вам отказано». Нужно давать аргументы – на основании чего отказано, и ни в коем случае не использовать клише «если вам что-то не нравится, обращайтесь в суд». Суд – это последняя инстанция.

К примеру, клиент изначально справедливо считает, что, если он заключил договор страхования, он подписался на некие условия: он уверен, что при ДТП в случае повреждения его имущества ему выдадут направление на ремонт. А когда человек получает отказ по причине того, что страховая компания не заметила на каком-то элементе повреждение и не зафиксировала его на предстраховом осмотре, он чувствует, что его ожидания от работы страховой не оправдались. Фактически клиенту отказывают только из-за того, что к нему приехал какой-то непонятный сотрудник, осмотрел машину и что-то не заметил.

Нам всегда хотелось помогать разрешать такие сложности в пользу клиента. В конце концов, для человека договор страхования – это не договор на предоставление юридических услуг и независимой экспертизы, работу которой нужно в дальнейшем оплачивать, если ты остаешься недовольным размером страховой выплаты или ее сроками.

Дмитрий: Это сама суть страхования – ты платишь деньги за то, чтобы не тратить свое время, силы и нервы, если впоследствии у тебя случится то, чего ты хотел бы избежать. И это не путевка в суд. Ты не покупаешь себе путевку в суд за свои же деньги – это было бы странно.

Михаил: Абсолютно верно. Все-таки страхование – это возможность сохранить имущество в том виде, в котором мы его приобретаем. Не возможность обогатиться за счет страховой компании, а именно возможность сохранить имущество. Поэтому в целом мой подход был предельно простым – давать качественный сервис, работать с клиентами постоянно в режиме нон-стоп, не выключаться из этого процесса даже в то время, когда у тебя отдых.

Дмитрий: Давай затронем такую деликатную тему, как клиентская база. С какой базы ты начинал, каков был размер этой базы, сколько клиентов у вас было с компаньоном на старте вашего проекта?

Михаил: «Живых» клиентов как таковых у меня не было вообще. Были клиенты моего работодателя, но эти контакты я не использовал. Безусловно, были люди, которые мне звонили, спрашивали, работаю ли я в этой сфере. Но таких людей были единицы – мои знакомые, друзья, которые знали, что я работаю в этом бизнесе.

Мой телефон был размещен на сайтах нескольких автоклубов – там он находится и по сей день. Люди вычитывали отзывы и созванивались со мной. Даже сайта как такового у нас не было. У компаньона были какие-то свои клиенты, мне люди звонили постоянно. Да, был риск, что, возможно, клиентов не будет вообще, но в силу того, что у моего компаньона – мы в свое время с ним были конкурентами – была своя клиентская база, я понимал, что рано или поздно и я ее наработаю.

Мы использовали мой опыт ведения бизнеса и опыт ведения переговоров моего компаньона. Несмотря на то, что в жизни мы – совершенно разные люди, в работе мы друг друга дополняем полностью. Ругаемся, ссоримся, но всегда находим компромисс. Развиваем проект и стараемся ломать стереотипы о том, что бизнес вдвоем в равных долях иметь нельзя.

Дмитрий: Ты упомянул автоклубы. Насколько они помогли наработать начальную базу клиентов?

Михаил: Изначально сами по себе автоклубы – это сообщества людей совершенно разных взглядов, которые объединены одним общим брендом. Работа в самих автоклубах – это большой труд. Я бы сказал, что автоклубы – это некий фундамент, который мы закладывали в выстраивание того уровня услуг, который мы можем предоставлять, а не возможность какого-то серьезного заработка.

Дмитрий: Получается, что автоклубы, по сути, стали основным драйвером первоначального роста вашего бизнеса, и вы сделали ставку именно на репутацию. То есть важно не просто «выйти с флешкой» с предыдущего места работы, а создать репутацию и показать другим то, что ты умеешь делать, попробовать реализовать эти вещи и выполнить свои обещания.

Михаил: Именно так мы и делали. И по сей день мы продолжаем работать на всех площадках, с которыми работали и 6 лет назад.

Дмитрий: Сколько это клубов?

Михаил: Сейчас даже сосчитать достаточно сложно, потому что очень часто образовываются новые клубы. Нас приглашают их создатели, приглашают люди, которые заходят на эти форумы. За весь этот период, я думаю, было 85-90 автоклубов, с которыми мы сотрудничали и где оказывали помощь в подборе страховых услуг.

Дмитрий: Можешь ли ты назвать порядок цифр в сотнях, в тысячах человек – какую базу вы создали за первые 5-6 месяцев работы?

Михаил: За первые 5-6 месяцев у нас появилось около 200-300 клиентов, с которыми мы работали, которые давали «теплые» рекомендации по нам. Именно рынок «теплых» рекомендаций и принес нам очень хорошие плоды в дальнейшем.

Дмитрий: Как ты почувствовал, что не стоит прекращать работу в этом проекте? Какие индикаторы позволяют тебе понять, стоит ли оставаться в деле: выручка, общий оборот компании, количество клиентов, положительные отзывы, динамика общения между людьми?

Михаил: Очень хороший вопрос. В начале нашей беседы ты упомянул, что являешься моим клиентом. Для меня основным стимулом всегда было мнение наших клиентов. Если наш клиент доволен и ценит то, что мы делаем – а он это ценит: пишет нам на форумах и на сайте, в соцсетях – это дает очень серьезный стимул для нас.

Когда проходит полный страховой год, любого клиента атакует огромное количество страховых агентов, которые законно или незаконно получили контакты этого человека. В такие моменты приятно, когда человек звонит тебе и говорит: «Вы знаете, у меня заканчивается договор страхования. Давайте продлеваться, хочу работать с вами. Надеюсь, что вы данную сферу деятельности еще не покинули и не покинете».

Дмитрий: При этом вы не просто заключаете договор и подбираете выгодные условия – в течение года с момента подписания бумаг и до переподписания договора проходит много работы.

Михаил: Изначально мы исходили из того, что минимум раз в год у нас будет какой-то контакт с клиентом. Я вижу, что клиент, возможно, не ждет от компании чего-то сверхъестественного, но ему будет приятно, например, если его страховой агент на Новый год сделает звонок и просто поздравит его с успешным окончанием страхового периода, пожелает в новом году ездить без поломок и аварий. Буквально две-три фразы – уже приятно.

Я хотел делать нечто подобное – рассказывать о том, как развивается компания, показывать, что нам не жалко потратить чуть больше времени на клиента, а не просто прислать ему скачанную из интернета картинку. Поэтому мы не только занимамся тем, что входит в наши прямые обязанности, но и пытаемся создавать какие-то «мульты» о том, как проще поступать в той или иной ситуации.

Приходится объяснять клиенту все нюансы, приходится общаться с родственниками людей, которые попали в серьезнейшие аварии. Приходится работать психологами и в то же время не забывать, что когда человек восстановится, нужно и имущество восстанавливать. И мы в этом ключе стараемся быть более доступными, более мобильными, чем те, кто сейчас с нами конкурирует.

Дмитрий: Сколько лет самой компании на текущий момент и насколько за время ее существования изменилось твое представление о том, как ее развивать?

Михаил: Нам исполнилось 6 лет. С точки зрения изменений: если раньше мы могли заключать сделки по всей стране, то с недавних времен, к сожалению, можем предоставлять услуги не во всех регионах. Если быть точнее, это Москва, Московский регион, Санкт-Петербург, вся Ленинградская область и буквально несколько городов, тот же самый Ростов-на-Дону, где мы можем действительно помочь именно с заключением сделки. С точки зрения консультирования наша работа не изменилась – консультации мы даем постоянно и по любому региону.

Дмитрий: Но все-таки ограничение – это полезная вещь, которая позволяет задать коридор для того, чтобы в его рамках становиться лучше. И, насколько я знаю, ты занимаешься достаточно разными темами по страхованию: это целый спектр направлений, начиная от страхования жилья до страхования жизни и автомобильной тематики. Какая из этих тем на сегодняшний день занимает наибольшее место в том, с чем приходится работать?

Михаил: Самое серьезное – это автострахование. На него уходит процентов 60 моего времени. Все остальное – это страхование имущества физлиц. Процентов 10 страхование имущества юридических лиц, ответственности.

Страхованием жизни как таковым мы сейчас не занимаемся, а добровольным медицинским страхованием занимаемся и по юрлицам, и по физлицам, это направление стараемся «двигать», хотя этот рынок сейчас достаточно «сырой». Сама по себе страховая сфера в России очень сильно отстает от страхования во всем мире, но тем не менее, стараемся развивать все виды страхования без исключения, не останавливаться исключительно на автомобильной тематике.

Дмитрий: Множество мифов связано с непониманием нюансов, на которые стоит обращать внимание при заключении договора, при наступлении страхового случая, впоследствии при общении с страховой компанией, которая должна что-то тебе возместить…

Михаил: Возьмем, к примеру, ситуацию, когда в ДТП попадает водитель, не допущенный к управлению по КАСКО. Верховный суд говорит, что есть постановление, по которому страхуется конкретное имущество, а не риски, связанные с водителем, но страховая компания дает отказ, потому что изначально при выставлении тарифа одним из факторов изменения стоимости услуг является возраст, пол, семейное положение, стаж водителя, допущенного к управлению.

Исходя из этого, варьируется сам тариф. В силу того, что у нас есть огромное количество подобных недоговоренностей между судебными инстанциями, между страховыми компаниями и организациями, которые курируют страховой бизнес, появляется множество таких недочетов, недомолвок. Даже этот момент говорит, что сам по себе страховой рынок совсем не идеален.

Не так давно один руководитель страховой компании высказался: «Кто наплодил столько юристов?» Ты приходишь в отдел урегулирования убытков страховой компании, а внизу на входе люди уже раздают визитки. К тому моменту, когда клиент подходит к заветному окну, чтобы подать заявление о страховом событии, у него уже есть контакты юриста, который настроен против страховой и целью которого является заработать на данном убытке. При этом клиент не всегда понимает, что он может обойтись и без этих услуг, а, воспользовавшись ими, не только потратит лишние деньги, но и «заработает» себе негативную страховую историю.

Многие страховые компании создают некие пулы, в рамках которых ничто не мешает им обмениваться между собой информацией о нежелательных страхователях, то есть людях, которые постоянно судятся. Может дойти до того, что страховая введет систему заградительных тарифов, и люди, решающие вопросы со страховой только через суд, просто не смогут заключать сделки по страхованию.

Однако проблема в данном случае не в клиентах и юристах, а в самих страховых, которые не уделяют внимание качеству клиентского сервиса. Попробуйте взять телефон, позвонить в крупную страховую компанию и пообщайся с отделом урегулирования убытков. Просто позвонить в отдел и спросить: «Ребята, скажите, за что вы платите, за что вы не платите». Вам никто этого не расскажет.

Вам скажут: «Откройте правила и читайте». А может у человека зрение плохое – разные случаи бывают. Они сразу: «Не нравится, идите в офис». Зачем телефон тогда? Может, человек не может прийти.

В итоге, чтобы дозвониться и получить консультацию, надо быть каким-то влиятельным человеком или иметь в своем окружении или в своей записной книжке контакты того, кто умеет разрешать данные нюансы. Далеко не у каждого есть такая возможность – открыть записную книжку, найти человека и сказать: «Разрули мою ситуацию, помоги мне».

Проблема в том, что юристам, которые дежурят в офисах страховых, нельзя сказать: «Все, больше вы сюда не заходите». Это не решит проблему. Поэтому страховые компании заранее закладывают огромные бюджеты на юридические дела. Может, клиент изначально бы получил направление на ремонт, подойди он к этому окошку. Но он не идет туда. Почему? Потому что его в коридоре уже поймал юрист или независимый эксперт и сказал: «Зачем ты будешь идти туда, с ними ругаться, бодаться, тратить время. Ты ничего не получишь. Иди ко мне, и все будет хорошо».

Пройдя путь от начинающего агента до достаточно опытного представителя страховой компании, я могу сказать, что даже сейчас некоторые сотрудники страховых не всегда готовы смириться с тем, что клиент ищет сервис. Не предоставишь его ты, он возьмет в другом месте. Не возьмет в другом, пойдет в третье. Что ты от этого получишь? Ничего.

Поэтому я полностью поддерживаю инициативу тех страховщиков, которые серьезно настроены на предоставление качественных услуг. Мы со своей стороны продолжаем развивать наш страховой рынок, делать страхование прозрачным и доступным каждому. При этом нас никто не может упрекнуть в том, что мы работаем вне системы. Работаем с обычными менеджерами, ведем прямой диалог и с руководителями разных страховых компаний – это абсолютно нормально.

Изменения к лучшему на нашем рынке уже есть – Москва тоже не сразу строилась, и страховой рынок в России через 5-7 лет будет совершенно не таким, каков он сейчас. На рынке вводится большое количество новшеств, меняющих среду к лучшему.

Взять то же ОСАГО и возможность оформления электронного полиса. Раньше мы сталкивались с проблемой: в страховых работало множество мошенников-агентов, нечестных сотрудников. Люди, которые в этой цепочке работали, не вели учет, контроль, бланки строгой отчетности, коими являются бланки договора ОСАГО, за что страховая компания платила колоссальные штрафы, если полис аннулировался.

При этом фактически  клиенту невозможно было проверить, не является ли рукописный бланк, который он получил, подделкой. Все, что мог сделать клиент, –  зайти на сайт РСА, забить номер полиса и получить информацию, этой страховой компании принадлежит бланк или нет. На этом все его дальнейшее проверки заканчивались.

Человек рассуждает так: «Я совершил проверку, купил рукописный полис где-то в палатке, все совпало, полис принадлежит компании А» и успокаивается. Не тут-то было. Такой полис может быть просто бумажкой, в базе «случайно» не окажется записи о том, что клиент действительно заключил договор с компанией, а дальнейшая судьба его средств останется на совести мошенников, которые не «донесли» его деньги в страховую.

С введением электронного полиса ситуация начала меняться к лучшему. У нас, например, уже давно нет рукописных договоров – все оформляется электронно. Клиент, который приобретает договор у нас, имеет гарантию того, что его полис будет в базе.

В итоге, заключив сделку, человек может не просто получить информацию, что данный номер закреплен за страховой: он знает, что за номером есть выпущенный договор, в котором указан страхователь, собственник, застрахованное имущество, госномер и все параметры по водителям. Человек может спокойно поставить машину на учет, записаться в электронную очередь в ГИБДД и не переживать о подлинности своего полиса.


Что еще интересного у нас есть по теме: Больше, чем просто «спасибо»: как мы работаем с отзывами клиентов

Мы всегда на связи. Для того, чтобы получить дополнительную информацию и подобрать вариант страхования, выберите интересующую вас услугу: